Школьник Псебая обратился за помощью к Жириновскому с последней надеждой

«…Я вас умоляю, пожалуйста Владимир Вольфович, пришлите в Псебай следователей из Москвы пока не стало поздно, может повториться вторая Кущевка, меня поддержат все жители посёлка уставшие от этого и со страхом вынужденные ходить по улицам..." - так начал свое обращение к Председателю ЛДПР школьник из Псебая. Отчаявшиеся люди, уже не надеясь на помощь силовиков, ищут любые возможности, чтобы их услышали. Так и в случае с мальчиком, у которого осталась последняя надежда на партию ЛДПР.

По сообщению Новой газеты Кубани, в ночь с 13 на 14 мая в поселке Псебай жертвой преступников стала 40-летняя женщина, являвшаяся, как отмечают в СМИ, матерью пятерых детей; эта информация продолжает волновать общественность Кубани. Понятное дело, интерес вызывают личности задержанных по подозрению в совершении преступления: первым фигурантом уголовного дела был назван 16-летний подросток – из той группы (её, с нелёгкой руки псебайцев, уже поспешили обозвать «бандой») юнцов, которые на протяжении последнего времени, якобы, держат в оцепенении жителей посёлка; о втором подследственном, по информации Следственного управления Следственного комитета РФ по Краснодарскому краю, известно, что он – совершеннолетний. Работа по установлению других возможных соучастников преступления, квалифицируемого по статье 105 УК РФ («Убийство») продолжается по сей день.

Далее корреспондент газеты "Новая газета Кубани" обращает внимание на некоторые моменты. Первый из них связан с личностью убитой Натальи Дмитриевой. В выложенном в YouTube сюжете интернет-издания «Кавказ Пост» развенчиваются возможные сомнения в асоциальном характере поведения убитой. Ночные «посиделки» в кафе – не совсем характерное времяпровождение для многодетной матери. Характеристику Натальи и её семьи, конечно, трудно на 100% считать объективной, поскольку аттестовали её только два человека – подруга и родная тетя. Но сбрасывать полностью со счетов их мнение нельзя: Наталья была человеком творческим, в поселковом Доме культуры проходили её выставки, где были представлены работы в жанре декоративно-прикладного искусства – бисероплетение и вышивка. Весь дом её был украшен работами. О семье погибшей тетя говорит как о добропорядочной. Муж Натальи – работает. Старший сын в этом году завершает обучение в аграрном техникуме, 9-месячную стажировку он проходил в Германии. Средний сын имеет много спортивных достижений, учится в Майкопе «на физрука». Младшие сыновья – ещё школьники, а дочери – всего два года.

У Дома культуры «Юбилейный» 18 мая прошел сход, на котором перед жителями Псебая выступили и отвечали на вопросы глава администрации Мостовского района Сергей Ласунов, глава Псебайского городского поселения Павел Жарков, начальник ОМВД России по Мостовскому району Владислав Петухов, и.о. руководителя Лабинского межрайонного следственного отдела Следственного управления Следственного комитета РФ по Краснодарскому краю Виталий Пономарев, прокурор Мостовского района Николай Асабин. В ходе встречи, временами напоминавшей митинг, жители жаловались и на отсутствие уличного освещения части территории посёлка, и малочисленность сил полиции (четыре участковых несут службу в дневное и один – в ночное время), и на низкую эффективность деятельности казаков-дружинников (они «днём под зонтиками стоят», а ночью никого не найдёшь). Тревогу вызывает и криминальная самоорганизация подростков (по словам жителей, у группировки есть не только «свое название», но и свой «устав»), и на счету этой «банды», по словам выступавших с вопросами жителей, – неоднократные случаи избиения, нападений на женщин, чуть ли не изнасилование пятиклассницы и другие злодеяния.
В ходе проведенного администрацией схода населением была озвучена информация о том, что якобы некоторое время назад в поселке Псебай начали появляться на заборах надписи с обозначением адресов сайтов по продаже наркотиков. Выступавшие на сходе указывали, что подростки, предположительно имеющие отношение к злодейскому убийству, употребляли не только спиртное, но и «колёса». И столь же неожиданно (и – непонятно кто этим занимался) такие надписи на заборах начали закрашивать. В то же время никакой очевидной для жителей реакции со стороны правоохранителей на те и другие действия, как можно было понять, не последовало.

Правоохранители, в свою очередь, попеняли псебайцам на то, что они зачастую склонны укрывать правонарушителей, которые стараются загладить перед потерпевшими вину деньгами. В чьих-то «буйных головах» витали даже мысли о сожжении домов возможных участников злодеяния в Псебае, а не только о выселении их семей за пресловутый «101-й километр».

Были вопросы к бизнесу. Как так могло случиться, что в кафе «Ивушка», работающем ночью, могли находиться и, тем более, употреблять алкогольные напитки несовершеннолетние посетители? Ведь первый (или очередной?) шаг к конфликту, приведшему к столь трагической развязке, был сделан именно оттуда…
Много вопросов, как обоснованно говорили участники схода перед поселковым ДК в Псебае, связано и с работой школы. Налажено ли взаимодействие между её администрацией и педагогическим коллективом с подразделением по делам несовершеннолетних ОМВД России по Мостовскому району? Да и как работали педагоги с теми учащимися, чьё поведение не вписывается в каноны школьного воспитания? Неужели всё было пущено на самотек, и потенциального правонарушителя «проглядели» и своевременно не направили на путь истинный? Насколько можно доверять словам директора школы, где обучался сегодняшний подследственный, что этот подросток «не проявлял себя с негативной стороны»?

Позиция местных правоохранителей тоже порождает, по крайней мере, среди местного населения некоторое недоумение. И связано это не только и не столько с мерами предосторожности, предпринятыми накануне схода жителей, организованного администрацией (в преддверии его полиция предупредила наиболее активных жителей поселка о недопустимости противоправных действий в его ходе), сколько о многочисленности полицейских во время похорон. Возможно, предположение о том, что правоохранителям «есть что скрывать», имеет под собой какую-то почву. Да и озвученная во время схода (но не нашедшая официального подтверждения) мысль о том, что кому-то препятствовали в проведении видеосъёмок во время похорон, – тоже, вероятно, не на пустом месте родилась.

На этом фоне весьма непраздный интерес вызывает прозвучавшая на сходе информация о таком явлении, как «ПЦЕ» – «Псебайское центральное единство». Отслеживая сообщения о происходящих и в других регионах событиях, я невольно задался вопросом: не является ли оно кубанским аналогом уже нашумевшего на всю Россию движения «АУЕ» («Арестантский уклад един» или «Арестантско-уркаганское единство»), охватывающего немалую часть подростков Забайкальского края? И нашёл ответ, размещённый на сайте napisat-pismo-zhirinovskomu.ru/. Худшие из возможных предположений подтвердил школьник, разместивший на этом ресурсе открытое письмо, адресовав его лидеру ЛДПР. И в этом послании есть такие строки (процитируем с сохранением авторских грамматики, пунктуации и стилистики): «В Кремле наверное трагедия Кущевского р-на стала уроком, но видать не на долго, потому что в моем родном некогда тихом посёлке всё развивается по тем же спиралям. Началось всё с 2014 г. Когда молодежь 4 гимназии решили создать П. Ц. Е (по принципу А. У.Е, псебайское центральное единство) вслед за этим потянулась чреда рэкета, молодежных разборок по «понятиям». Я лично все это видел (мне 18 лет)». Говоря о подростке – фигуранте уголовного дела, – автор письма сообщил, что тот «до не давнего времени учился в параллельной школе, учеников, которой терроризирует малолетняя группировка, которая увеличилась, члены которой подросли и стали пользоваться «респектом» от 20-28-летних местных «разводил». В посёлке процветает посадка, сбор и распространение марихуаны, а также продажа всевозможных солей и спайса».
(Орфография и пунктуация автора обращения к Владимиру Жириновскому и редакции газеты "Новая газета Кубани" сохранены).